Дмитрий Пирог: Карьеру действующего боксёра я ещё не закончил

Дмитрий Пирог: Карьеру действующего боксера я ещё не закончилЭкс-чемпион мира по боксу Дмитрий Пирог заявил, что продолжает восстанавливаться после травмы спины и намерен вернуться на профессиональный ринг, пролил свет на ситуацию с лишением его чемпионского пояса WBO и рассказал о своем благотворительном фонде «Доступный спорт».

Кубанский боксер вместе с участниками Олимпиады в Сочи — бобслеистом Алексеем Пушкаревым и фристайлисткой Натальей Макагоновой — ответил на вопросы кубанских журналистов. Пресс-конференцию со спортсменами в рамках Х Фестиваля СМИ Краснодарского края, прошедшего в поселке Ольгинка, подготовил и провел главный редактор «Кубанского спорта.RU» Максим Осадник. Самое интересное из общения с Дмитрием Пирогом записала корреспондент портала Алена Доротенко.

— Дмитрий, сегодня вы — почетный гость Фестиваля кубанских СМИ. Известно, что в вашей карьере были моменты, когда приходилось быть в роли комментатора. Как вам опыт работы на телевидении?

— Да, у меня был подобный опыт: несколько раз я комментировал бои. Есть такое пресловутое мнение, что боксеры — это достаточно неграмотные люди. Я на протяжении уже многих пытаюсь сломать этот стереотип. Несколько раз я вживую, а прямом эфире, комментировал бокс, а рядом находились профессиональные комментаторы и журналисты. Все были приятно удивлены тем, как я оценивал в эфире бой. После трансляции мне многие сказали, что у меня хорошо получилось работать у микрофона на широкую аудиторию. Хотя, может быть меня, просто успокаивали… (Улыбается). Но, тем не менее, мне доверяли комментировать бои спортсменов вышей категории, топ-уровня, таких как Мэнни Пакьяо, Флойд Мэйуэзер. Возможно, это происходит, потому что у меня особое восприятие бокса. Все-таки я знаю его изнури. А когда комментирую, я говорю только то, что вижу, без лишних разговоров и эмоций, за это мне многие незнакомые люди при встрече на улице говорили спасибо.

Кстати, был один курьезный случай, связанный журналистикой. Как-то мы с губернатором Краснодарского края Александром Ткачевым и вице-губернатором Галиной Золиной встретились в Кубанском государственном университете, где я получил второе высшее образование. Там ко мне с факультета журналистики подошли молодые люди, стали брать интервью. Декан журфака (Надежда Кравченко, — прим.ред.) увидела оживление своих студентов и предложила мне получить третье высшее. Я, конечно же, улыбаясь, отказался, сославшись на то, что я не считаю, что это когда-либо сможет стать моей профессией, только увлечением.

— Как складываются у вас отношения с прессой? Всегда ли Дмитрий Пирог открыт для общения с журналистами?

— Интервью у меня можно взять в любое время. Хотя, анализируя себя, понял, что не люблю быть общественным человеком, но в то же время жизнь диктует другие правила, поэтому я открыт для общения с прессой. Все, у кого есть мои контактные телефоны, могут мне звонить. Я отношусь к такому типу людей, кто, приобретя номер телефона, не меняют его никогда.

Бывало, конечно, такое, когда мне звонили и спрашивали одно и то же, мусолили одну тему из пустого в порожнее, она была такая заезженная и для меня болезненная, потому что я сам не мог себе ответить на некоторые вопросы, не то что журналистам, вот тогда я отказывался говорить. Но, в основном, повторюсь, я редко когда ухожу от общения с прессой. Ведь это тоже часть работы профессионального спортсмена.

— Последний раз вы выходили на ринг чуть больше двух лет назад, когда в Москве победили японца Нубохиро Ишиду. Затем был отказ от боя с Хассаном Н’Даммом Н’Жикамом, лишение чемпионского пояса WBO, травма спины… Сегодня вы активно участвуете в общественной деятельности, направленной на развитие спорта в Краснодарском крае. А есть ли планы, связанные непосредственно с вашей боксерской карьерой?

— Если я закончу со спортом, то обязательно об этом объявлю официально. Сейчас я все-таки еще борюсь с травмой. У меня очень грамотный специалист, который в свое время и Евгению Кафельникову помогал и Косте Цзю, сегодня помогает мне, за что я ему очень благодарен. Как выяснилось при обследовании, моей травме уже больше шести лет. И то, какие хорошие результаты я показывал, имея эти травмы, очень сильно удивило всех специалистов. Операцию сделать можно, я консультировался и в Германии, и в Америке, но, если при большой нагрузке произойдет срыв, а травма меня беспокоит только в таких моментах, то даже после операции, как мне озвучили врачи, я могу стать инвалидом, и за меня не возьмется уже ни один специалист. По советам врачей, лучше дать возможность организму восстанавливаться самостоятельно.

Каждый спортсмен в профессиональном боксе хочет завоевать чемпионский пояс. Делается это, прежде всего, для престижа, для статуса, ну и конечно, как гарант того, что ты будешь зарабатывать определенное количество денег за каждый бой.

Так вот сейчас, если у меня все восстановится, и я смогу снова выдерживать большое количество нагрузок, то мой бой все же состоится. Это произойдет, я думаю, в США на телеканале HBO. По крайней мере, переговоры сейчас ведутся. Так что я буду рад увидеть русских журналистов в Америке.

— И все-таки, интересно услышать, как развивалась ситуация, когда Всемирная боксерская организация (WBO) лишила вас чемпионского пояса.

— В прессе, кстати, очень мало об этом информации. Я почти не распространялся на эту тему, а то, что писали, было в основном в искаженном виде. Поэтому я сейчас подробно вам все расскажу. Я должен был защищать титул в бое с Н’Жикамом, боксером из Франции. Но в это же время на меня вышло американское телевидение — канал HBO. Это крупный медиамонстр, самый крупный в мире. Если на нем боксировать, то твой гонорар за бой увеличивается в разы. Конечно, мне хотелось спустя два года после боя с Джейкобсом вернуться на это американский телеканал, но HBO не интересовала моя защита пояса с Н’Жикамом. Мне сообщили, что этот боя транслировать не будут, так как по результат мониторинга аудитории у него был низкий рейтинг. Я предлжил представителям WBO сместить по срокам бой с Н’Жикамом, чтобы перед ним выйти в Америке на ринг против Геннадия Головкина. Это бой HBO бы транслировал. Но Всемирная боксерская организация не пошла мне навстречу, и я сам подписал бумаги и отказался от чемпионского пояса.

В прессе потом написали, что меня лишили титула, а на самом деле я сам отказался от него, подписав контракт на бой с Головкиным. Пояс мало интересовал на тот момент и меня, и телеканал. В HBO сказали, что будут показывать меня без всяких поясов, а это показатель того, что ты все-таки интересен публике. А для боксерской организации лишение спортсмена чемпионского титула юридическим путем, а не по результатам боя, всегда сказывается негативно.

— Насколько важна для вас финансовая составляющая в боксе?

— У меня нет менеджера, я сам себе хозяин и менеджер. Я никогда не делаю акцент на деньгах в боксе. Много боев, которые должны были проводиться в Америке, я переносил в Россию для того, чтобы популяризировать тот вид спорта, который я так искренне люблю.

И если считать то, сколько я заработал и сколько потратил на бокс, то я давно ушел в минус. Это закрытая информация, но так как американцы озвучили ее прессе, то я тоже теперь могу об этом говорить.

— Дмитрий, совсем недавно стало известно, что вы создали благотворительный фонд «Доступный спорт». Расскажите о нем. Что вас побудило к этому начинанию?

— Сделал я это, потому что хочу, чтобы те мероприятия, которые я провожу, были не разовыми акциями, а постоянными. Вот недавно мы в Краснодаре провели Кубок края в Краснодаре по настольному хоккею для детей инвалидов, для здоровых детей и взрослых людей. Делалось это целенаправленно вперемешку для того, чтобы инвалиды не чувствовали себя неполноценными людьми.

Еще в юности я встретил одного очень грамотного и мудрого человека, который спросил: «Как ты считаешь, человек, который достиг успеха, должен отдавать что-то кому-то взамен?». Тогда я растерялся. Но он не стал давать мне конкретный ответ, он просто навел меня на мысль, что с деньгами в могилу не ляжешь. Нужно за жизнь правильно уметь распорядиться своим состоянием.

Со временем я понял, что тем, что тебе дает Бог, ты должен делиться с другими, помогать тем, кто нуждается. Потом я пришел к тому, что нужно не просто давать деньги, а еще и усилия прикладывать, тогда это будет дорогого стоить. Тогда я решил создать свой проект — фонд «Доступный спорт». Чувствую, что я на правильном пути.

Сотрудничаю с другими организациями. Так, мы активно работаем с федеральным проектом «Детский спорт», руководителем которого является Ирина Константиновна Роднина. Когда я познакомился с ней, мы начали делать много совместных акций по всей стране, но так как я житель Краснодарского края, то акцентирую внимание на Кубани.

— Какой новый опыт вы получили, став основателем благотворительной организации?

— Статус президента фонда на сегодняшний день позволяет мне открывать любые двери и общаться с высокопоставленными людьми на равных. Например, недавно я был у мэра Краснодара Владимира Лазаревича Евланова. Объяснил ему все, что мне нужно для проведения турнира по настольному хоккею. Он подключил городские ресурсы. Для него это было несложно, но мне это достаточно сильно минимизировало организационные моменты. Благодаря такоиу совместному участию мы смогли провести отличный праздник, приложив усилия и не потратив больших денег. Зато я видел глаза родителей этих детей, у них стояли в глазах слезы, я говорю об этом и у меня сейчас мурашки по коже. На мой взгляд, они совершают подвиг, ухаживая за детьми с инвалидностью.

— Часто ли вы бываете в своей школе в родном Темрюке, в спортивном зале, где начинали заниматься боксом?

— Да, я там появляюсь, но случается это, как правило, инкогнито. Раз в две недели по субботам я приезжаю в Темрюк, беру своего первого тренера и отца, и мы едем в общественную баню, возвращаемся, ужинаем, и я уезжаю домой в Геленджик. Эта традиция сформировалась благодаря отцу. Однажды он позвонил мне и отругал за то, что я слишком редко бываю в родном доме, я обещал изменить свой график, извинился и стал приезжать в Темрюк чаще.

Я посещаю разные соревнования, которые проходят там, награждаю детей. Когда прошло девять дней после трагедии в Одессе, я опять же приехал в Темрюк, возложил цветы, поставил свечку. Заметил такую закономерность: основные события в моей жизни происходят тогда, когда я приезжаю в Темрюк. Чем это объяснить, я не знаю. Наверное, малая родина тянет.

— Раз уж вспомнили события на Украине, то как вы смотрите на то, что Виталий Кличко активно занимается политикой?

— Я знаю и младшего и старшего братьев Кличко. Мы познакомились на Филиппинах в 2007 году. По поводу младшего — Владимира — скажу: мне очень не понравился его бой против Александра Поветкина, он мог больше показать, но не захотел этого. Саша же сделал максимум, на что был способен, а Володя мог, но не сделал. Самый незрелищный боксер современности – так прозвали Владимира Кличко. Я считаю, что на сегодняшний момент это «заслуженно», так как он переключился исключительно на зарабатывание денег и не думает о зрителях, а бокс без зрителей — это ничто.

По поводу старшего. Как боксер Виталий мне более симпатичен, потому что в нем присутствуют настоящие мужские черты. Бокс в его исполнении получается тотальный и мужской. То, что происходит с ним в политике, я не хочу комментировать. У каждого уже давно на этот счет сложилось свое мнение. У меня от этого больше негатива, конечно, но, повторюсь, судить каждый волен по-своему.

Когда общаешься с братьями Кличко, они вызывают только положительные чувства: вежливые, воспитанные, хорошие люди.

— Есть ли у вас ритуал или традиция, которые вы совершаете перед выходом на ринг?

— Я знаю много спортсменов, которые верят в приметы. Я всегда старался бороться с суевериями. У меня был такой забавный случай, связанный с этой темой. Перед каждыми соревнованиями я делал что-то такое, что, если верить приметам, делать нельзя: считается, что нельзя подстригаться, я пошел в парикмахерскую и выиграл. Перед следующими соревнованиями ногти подстриг, и тоже — и снова победа. Так еще несколько примет опровергнул. Дошел до финала, забыл про свой «ритуал» и ничего не сделал, вышел, отбоксировал и проиграл. Потом, анализируя, мне в голову пришла мысль, что я проиграл, потому что ничего не сделал против суеверия. Конечно, через время это все вызвало смех, но зато очень запомнилось.

В юности я очень переживал перед каждым выходом на ринг, думал о тех людях, которые на меня смотрели, многие спортсмены уходят из большого спорта, потому что устают психологически. Как-то я прочитал книгу одного очень хорошего психолога, в ней был такой пример, который я запомнил на всю жизнь: футбольная команда постоянно проигрывала, сменили тренера, и она начала побеждать. Журналисты поинтересовались у нового тренера, как он вернул победы. На что получили такой ответ: «не нужно думать о победе, нужно просто получать удовольствие от того, что делаешь». Я придерживаюсь этого правила.

Интервью