Жора Крыжовников о "Горько!", трудностях съемок и возможном сиквеле

Жора Крыжовников о "Горько!", трудностях съемок и возможном сиквеле24 октября в широкий прокат выходит комедия "Горько!". Обозреватель сетевого издания M24.ru Максим Эйдис узнал у режиссера фильма Жоры Крыжовникова подробности о съемках и возможном сиквеле.

- Давайте сразу по существу. Скажите, по-вашему, "Горько!" – комедия? То есть, все это - смешно?

- Да! Смешно, если относиться к людям в кадре, как к родственникам. Вот у меня один прадед был председателем колхоза, другой – директором сельской школы. И все мои дедушки и бабушки, их многочисленные братья и сестры, все это огромное количество родственников – когда я жил в Туапсе, они время от времени приезжали на семейные торжества. Я знаю, что это хорошие люди, хотя в детстве их побаивался (смеется) Им иногда не хватает культуры, образования, умения понять другого человека…Но они все-таки отличаются от маргинализированного городского «быдла», которое все мы так не любим. Эти люди мне интересны, поэтому да, мне смешно.

- Идея фильма принадлежит вам или Тимуру Бекмамбетову?

- Ко мне пришли с проектом, который формулировался так: псевдодокументальный фильм про то, как люди в один день празднуют две свадьбы. Но история происходила в Москве, а вторая свадьба – была свадьбой Михаила Прохорова…

- Свадьба Михаила Прохорова – это действительно смешно…

- Да. Но я сказал, что если интересна моя кандидатура, то пусть это будет комедия узнавания. Чтобы смешно было от того, что мы узнаем этих людей, и говорим: "Да, точно! Ведь так обычно и бывает". Поэтому, сказал я, давайте будем избавляться от Прохорова, от сада "Эрмитаж", от каких-то непонятных "европейских гостей", о которых шла речь в первом варианте. Что это за европейские гости такие? Они ведь точно такие же, как и все остальные, разве что зарабатывают чуть больше... Мы с Лешей Казаковым проделали очень большую работу – написали семь черновиков, последний из них был готов за две недели до начала съемок. Так что я, конечно, соавтор сценария – но идея, пусть и в немного другом виде, была до меня сформулирована и в таком виде утверждена Тимуром. Тимур любит эксперименты с жанрами, ему интересно псевдодокументальное кино, так что мне тут просто повезло.

О ФИЛЬМЕ
По сюжету, Наташа всегда мечтала о дне своей свадьбы и даже придумала заранее целое представление. Однако организацию торжества взял на себя бравый отчим, местный чиновник, который хочет провести свадьбу так, "чтобы не стыдно было людям в глаза смотреть".В программе - приглашенная звезда в качестве тамады (Светлаков), казакацкий хор, пляски, конкурсы на раздевание - и, конечно же, хит Григория Лепса "Натали" в исполнении невесты.

Вот только Наташа и Рома хотят отпраздновать свадьбу иначе – в окружении таких же, как и они, молодых и прогрессивных "европейцев". Как же быть? Да очень просто: сыграть две свадьбы. Одну, в ресторане - для родственников, другую, в яхт-клубе на берегу моря – для себя...

- Скажите, а вы действительно не видите разницы между свадьбой в провинциальном ресторане и свадьбой в модном клубе? Я бы выбрал клуб, например.

- Ну, это прежде всего - дело вкуса. Но моей задачей как сценариста было придумать такую историю, которая была бы одновременно уникальна и универсальна. Тогда она будет интересна. И мы стали думать: какой же она будет, эта вторая свадьба? Какой ее представляет Наташа? Наверное, совсем немного друзей, коктейли, красивая музыка... И тогда я понял, что ничего этого не получится. Разве что на мгновение, в момент бегства. Секунда счастья, а потом - опять черте что начинается. Если отвечать на ваш вопрос: да, в клубе компания помоложе и позадорнее…

- …поцивилизованнее. Плевать на пол, например, не разрешают…

- Да. Но в клубе-то Наташа приходит в компанию, где ее никто не знает. А в ресторане наоборот – знают все. Хотя, когда я снимал проход Наташи через ресторан, я сказал оператору: "Нам нужна картина Босха". Все эти золотые зубы, руки, тянущиеся к ней... Но ведь это ее родственники, одноклассницы, друзья…Они ее любят. Это как разница между городским клубом (где ты ни с кем не знаком, и в этом и есть кайф) и сельской дискотекой (где ты знаком со всеми, и в этом тоже есть кайф). Наверное, нет никакого идеального места, где была бы и любовь, и стиль, и мода… Все равно приходится чем-то жертвовать.

- Но ведь это трагедия. Выходит, никуда от всей этой публики ресторанной, от этого Босха не деться...

- Знаете, если бы я боялся этих людей или презирал бы, то, наверное, да. И тогда в фильме не было хэппи-энда. Но эти гости в ресторане – они ведь не плохие. У них за плечами тяжелый груз прошлого – советского, в том числе… У них свои представления об успехе, о признании. Они больше зависят от общественного мнения. Но их же не перевоспитаешь, не переделаешь…

- В вашем фильме такие удивительные актеры. Вы долго их искали?

- Юля, сыгравшая Наташу, – моя жена, актриса. Было так: Тимур попросил нас снять тест, чтобы понять, как мы будем монтировать нашу псевдодокументальную съемку. Мы придумали маленький анекдот: гопник случайно путает чужую невесту со своей бывшей девушкой, начинается драка, от него все убегают. Денег, конечно, у нас на съемки не было, поэтому я попросил принять участие своих друзей, знакомых. И жену, конечно. А потом мне продюсеры предложили попробовать ее на главную роль. Тимур, когда увидел пробы, сказал: "Все, Наташу можете не искать". Ее мы взяли первой. А потом мы, действительно, очень долго, четыре месяца, искали всех остальных. Геленджик, Новороссийск, Крым… Но я сразу сказал кастинг-директору, что ни на какие компромиссы не пойду. И чтобы никаких знаменитостей – потому что в России вся эта "медийность" не приносит фильму ни качества, ни коммерческого успеха. У нас же не Голливуд, где одним своим появлением актер может "сделать кассу". Впрочем, возможно, в России такой актер - Светлаков, когда снимается в комедии.

- Он сразу согласился сниматься?

- Да, он согласился сниматься еще на первом этапе, когда была идея "прохоровской" свадьбы. Кстати, его роль осталась почти без изменений: он играет знаменитость, тамаду, который ведет свадьбу и из-за того, что он, якобы, пропал, свадьбу накрывает ОМОН. Кстати, Светлаков придумал самую последнюю сцену - утром, с камушками…

- Скажите, вы ведь снимали в Геленджике. Как отнеслась местная администрация к съемкам? Ведь отчим Наташи – коррумпированный местный чиновник…

(смеется) - Знаете, в Геленджике так много снимают, что нас просто не заметили. Нам прислали разрешение на съемку в последний съемочный день. А ведь мы многое нашли уже там, на месте. Прошли, так сказать, дорогой документалистов. Например, ломбард, где продают обручальные кольца – это реальный свадебный салон, ЗАГС города Геленджик…

- Кстати, раз вы женаты, не могу не спросить. А где проходила ваша свадьба?

- У нас свадьба была в ресторане. Мы поставили караоке, гостей было человек двадцать. Пока были трезвые, все, конечно, немного смущались, а потом начали петь, танцевать… Гости пели свои любимые песни нам, мы – им. Нам хотелось искренности, а если уж человек поет свою любимую песню, он так или иначе раскрывается. Так что у нас все было мирно, спокойно… И цивилизованно! (смеется)

- Сегодня первый день проката. Волнуетесь?

- Нет. Хотя мне бы очень хотелось, чтобы фильм стал кассовым - просто потому, что это поможет мне осуществить другие свои проекты. Например, у меня есть идея снять русский караоке-мюзикл. По Островскому. Так что, если "Горько!" пройдет успешно, я смогу сказать: "Ну, это как "Горько!", только с песнями!".

- А сиквела стоит ждать?

- Да. Когда мы сдали монтаж, Тимур спросил: "А что дальше?" И так появилась история для сиквела. Я не буду рассказывать подробности, скажу только, что она…

- Про развод?

- Нет, еще веселее. Про поминки. (смеется) Но будет сиквел или нет – конечно же, зависит от сборов.

Интервью